06/10/2014

Персона месяца - Игорь Кукушкин, РСХ: «Основа развития — в государственно-частном партнерстве»

kukushkinИгорь Кукушкин, вице-президент Российского союза химиков, в интервью «Химическому журналу» рассказал о реализации программы Responsible Care на российских предприятиях, законодательстве REACH, первых годах членства России в ВТО, а также о новой стратегии развития отрасли и отличии отечественных технопарков от зарубежных.

 

Игорь Григорьевич, много лет вы внедряете в России программу Responsible Care и сопровождаете внедрение системы REACH. Каков исторический смысл этих программ для химической промышленности в России?

— Я в этих программах с 2004 года. Обязательные условия, которые вводит европейский регламент на территории ЕС, и нормы добровольные, которые вводила Responsible Care во всем мире, оказались взаимосвязаны. Первым шагом для нас послужил посыл Европейского совета химической промышленности (CEFIC) с тем, чтобы оказать методическую помощь России в области европейского законодательства по химической безопасности веществ и материалов. Программа Responsible Care («Ответственная забота») на тот момент отвечала за качество, энергоэффективность, ресурсосбережение, экологию и охрану труда. Здравый смысл соединил эти направления и в рамках добровольной инициативы, возникла программа: «Стратегический подход по управлению химическими веществами», методика и практический справочник по управлению рисками и идентификации продукции предприятий, работающих с химическими веществами.

В 2014 году к Responsible Care присоединился «Сибур». Сейчас по программе работает около 60 предприятий, включая крупнейшие холдинги: «Еврохим», «Уралхим», частично «Фосагро», глобальные компании, работающие в России: BASF, DOW Chemical, LANXESS. Комитет по реализации программы в России ведет шорт-лист предприятий, которые понимают идеологию программы, но еще не пришло время им официально оформить вступление. Среди них «Галополимер», «КуйбышевАзот», AkzoNobel, Solvey и многие другие.

 

Предположим, предприятие «Нижнекамскнефтехим» или «Щекиноазот» принимает на себя добровольные обязательства привести свою работу в соответствие со стандартами Responsible Care. Как это выглядело на практике? Сколько лет или месяцев заняло приведение в соответствие, и какие конкретные изменения пришлось принять в работе предприятия.

— Программа не конечная. Она имеет начало этой деятельности и обязательства, но не имеет конца. Яркий пример в отрасли — «Нижнекамскнефтехим», который сделал последовательные шаги по внедрению системы качества и охраны труда, далее последовательно возникла необходимость построения системы управления человеческими ресурсами, культуры производства, развитие взаимоотношений со стейкхолдерами, корпоративной социальной отчетности и т. д. В результате «Нижнекамскнефтехим» строит систему одну из лучших не только в России, но и мире. Все это, как следствие, дает снижение травмоопасности промышленных объектов и один из самых низких уровней инцидентов в отрасли.

Российский союз химиков и Европейский совет химической промышленности (CEFIC) обнародовали инициативу по созданию в России отраслевой системы управления в химической промышленности, и хотим перевести ее в практическую плоскость реализации, связанную с тем, что современные системы управления безопасностью химических производств и химической продукции в развитых странах строятся на принципах взаимодействия бизнеса и власти. Подобный подход позволяет создавать гибкие системы управления, учитывающие особенности конкретных производств, позволяющие избегать зарегулированности и снижать торговые барьеры, то есть бизнес может взять в свои руки систему управления отраслью.

 

Когда мы слышим про управление отраслью, особенно со стороны государства, становится страшновато. Вспоминается проект технологического регламента в области химической промышленности, который предлагал создать сеть гослабораторий и начать контролировать производственные процессы силами несуществующих специалистов. На предприятиях считали тогда, что закладывается основа коррупционных поборов в масштабах отрасли. Когда вы говорите о создании системы управления со стороны бизнеса, что имеете в виду?

— В данном случае мы говорим именно об отраслевом управлении, о построении системы управления отраслью на основе мониторинга показателей безопасности промышленных производств именно отраслевой некоммерческой организацией, то есть самим бизнесом.

Государство, кроме контроля и надзора, имеет возможности содействия отрасли с помощью федеральных целевых программ, официальной поддержки данных инициатив, снижения регуляторной нагрузки на бизнес, реализовывающий такие программы, и реально снижающей уровень опасности на производстве.

Эти программы более 20 лет реализуются в мире, многие из них широко используются и в России (системы управления качеством, охраной окружающей среды и т. д.). Курт Бок, председатель правления компании BASF и президент CEFIC, выступая на российской правительственной комиссии по иностранным инвестициям, в конце прошлого года сделал такое предложение российским чиновникам. Комитет по реализации программы «Ответственная забота» в России уже начал эту работу сериями семинаров в концерне BASF и представлением этих инициатив крупнейшим российским холдингам.

Российский регламент о безопасности химической продукции — это тяжелая ноша здравого смысла и оптимизации нынешней зарегулированной системы, за которую отвечают десяток министерств и ведомств. Он до сих пор не принят и может быть принят только при желании самого государства (в данной ситуации Таможенного союза) оптимизировать эту систему безопасности.

 

Недавно в РСПП заслушали отчет о формировании «Стратегии развития химической промышленности до 2030 года». Анализ этой стратегии показал, что наше отставание в потреблении связано с тем, что мы не применяем современные материалы в дорожном строительстве, жилищно-коммунальном хозяйстве, транспортируем канализационные стоки и воду по металлическим трубам вместо полимерных, и при строительстве крупных объектов — утеплении зданий, крыши, облицовке тоже самое. Очевидно, что в этих секторах незаменима роль государства, принимающего стандарты потребления, действующие в ЕС и других крупных экономиках. Почему эти стандарты не принимаются в России?

— Стратегия, которая сейчас предложена отрасли, это не стратегия, а видение развития. И на комиссии об этом говорилось. Она не содержит никаких механизмов. Это очередной непонятный документ, который нужен для того, чтобы осуществлять мониторинг и проводить министерские программы, нужные только министерству. Но, наверное, это не беда Минпромторга, не беда государства, а беда отрасли.

Ни один крупный холдинг усилий в подготовке данной стратегии не прилагал. Всем достаточно своего лобби, и никто не пошел по пути разработки объединенной общей стратегии. Не были заданы изменения, которые будут влиять на общий ход развития отрасли, будут помогать ей, способствовать конкурентоспособности производителей, развитию безопасности производств, продвижению продукции ближе к потребителю, отечественного проектирования и строительства, инжиниринга, импортозамещения и т. д. и т.п. Много и второстепенных для отрасли вопросов.

Развитию полимерной отрасли мешает не только отсутствие стимулирующих стандартов. У нас нет системы обращения с отходами и нет рынка вторичных полимеров. Например, палубная доска для балконов, которая делается обычно из вторичных полимеров и имеет недорогую цену, в связи с недостатком вторичного полимера в России производится из первичного. И это уже премиальный сектор. Если в России начнут действовать нормы в области вторичной переработки бытовых отходов, то сразу возникнет рынок вторичных полимеров. И он резко поправит цену. Многие товары станут более востребованными.

Если введем стандарты, начнут ли они работать — еще один вопрос. Сегодня исполнительные органы занимаются совсем другими функциями, не развитием. В результате не работают многие институты потребления. Зима прошла, едем по дороге, и каждый год удивляемся, почему снова идет ремонт. Возьмем те же трубы. Все Подмосковье в железных трубах, ржавая вода даже у президента страны в кране течет. Она из-за чего течет — стандарта нет, или расхлябанность в голове и управлении, и принимать стандарт страшно, потому что выполнять никто не будет.

 

Полный текст интервью читайте в новом номере The Chemical Journal.


Другие новости этого раздела:

29/07/2020

НЗСМ начинает розничную реализацию

27/07/2020

BASF и Isobionics разработали альтернативу сандаловому маслу

22/07/2020

«Титан» продолжает реализацию проекта реконструкции производства кумола с узлом получения изопропилового спирта

21/07/2020

Российские школьники завоевали 8 золотых медалей на Менделеевской олимпиаде по химии

16/07/2020

Lanxess перестраивает бизнес по очистке воды

Правительство утвердило правила производства антисептиков из конфиската

13/07/2020

Оргкомитет 54-й Международной Менделеевской олимпиады школьников по химии объявил об учреждении премии имени академика Валерия Лунина

08/07/2020

ВМП запустил производство спиртового антисептика КОВИДИН-19

30/06/2020

Школьники встретятся на 54-й Международной Менделеевской олимпиаде по химии в июле

Dow направила средства на борьбу с COVID-19 в России и СНГ

23/06/2020

На МКС ищут источник бензола

22/06/2020

Johnson & Johnson перестанет выпускать осветляющую кожу косметику

15/06/2020

Henkel присоединяется к глобальной кампании по борьбе с изменением климата

02/06/2020

«Лукойл» приступило к выпуску современных антисептических средств для индивидуального и промышленного применения

28/05/2020

Henkel запускает производство санитайзеров в Подмосковье